Из истории юбки в Прибалтике


Материал, краски, фасон, украшения — все это делает юбку одной из самых выра­зительных частей эстонского национально­го костюма. К тому же, юбки наряду с чеп­цами замужних женщин дольше всего про­тивостояли городской моде: их носили даже тогда, когда остальные детали костюма уже были подчинены международной, го­родской моде.

На протяжении веков внешний вид юбок изменялся, но они сохранили и ряд особен­ностей, своими истоками уходящих в дале­кую старину. Наиболее древний и простой вариант одежды — отрез ткани, драпируе­мый вокруг тела. Эстонцы, как и другие народы Прибалтики — латыши и литовцы, использовали такой отрез как накидку или же оборачивали вокруг бедер. Получи­лась ковровая юбка. Такие юбки носили восточные славяне (великорусская панева, украинская плахта, дерга, запашка) в XI—XIII вв. Они были у на­ших северных родственных народов  во­ди, ижорцев, восточных финнов. И еще в XIX веке их хорошо помнили в Юго-Восточной и Южной Эстонии. Последние нешитые юбки носили в приходе Халлисте, причем старые женщины не отказывались от них вплоть до второй половины XIX века.

Для ковровой юбки брали обычно 4,5—5 локтей (локоть-53 см) холста или шерсти. Холщовые юб­ки были белого цвета, шерстяные — черно­го, иногда красного, крашенные корнем подмаренника. На западе Вырусской земли шерстяные юбки были белыми или светло­серыми, как и прочая верхняя одежда. В Южной Эстонии шерстяные нешитые юбки называли покрывалами, в Северной — конвертами. Такую юбку оборачивали вокруг бедер так, чтобы на левом бедре концы находили друг на друга, на талии собирали в складки и туго подвязывали поясом. Такая юбка плотно облегала фигуру, и в народе говорили, что женщина в ней «тонкая, как щепка».

Сшивать юбки начали не позднее XVII века, сначала на северо-западе Эстонии и островах. Первоначально их силуэт тоже был облегающим. Пышная, сборчатая юбка начала вырабатываться, видимо, с начала XVIII столетия. Среди других народов За­падной Европы такие юбки были распро­странены раньше. (В одежде крестьянок пышные юбки появились как следствие распространившейся среди имущих слоев Европы XVI века Испанской моды). Ново­модные эти юбки носили самые разнообраз­ные названия.

Продольно-полосатые юбки, которые счи­таются столь характерными для эстонского национального костюма XIX века, были распространены и среди наших соседей — латышей, литовцев, финнов, в меньшей степени — среди шведов. Были знакомы они и русским. (Их путь в национальную одежду опять-таки обусловлен влиянием моды богатых слоев населения). По нашим сведениям, первые продольно-полосатые юбки появились у нас в середине XVIII столетия в Северной и Центральной Эсто­нии в одежде служанок и город­ских жительниц. Постепенно они распространились по всей Эстонии. Но даже в Се­верной Эстонии, где этот процесс проходил быстрее всего, окончательная победа про­дольно-полосатых юбок произошла лишь в первой четверти XIX века, до южной грани­цы они добрались к середине XIX столетия. Наибо­лее красивые и яркие были из покупной шерстяной ткани или же из сотканной мыйзными ткачихами. Сотканные дома юбки по расцветке и комби­нациям полос различались в зависимости от того, жительницы какого прихода их ткали. Можно было бы отметить несколько способов тканья полос и окраски пряжи. Во второй половине XIX века стали широко использовать анилиновые краски. Домо­тканые юбки стали ярче, причем возросла роль красного цвета.

С середины XIX столетия появляются поперечно-полосатые и клетчатые юбки. Это уже дань городской моде. Но, сшитые из домотканой материи, они сохраняют своеобразие вкуса, присущего жительницам отдельных приходов. Поперечно-полосатые юбки были двух видов. У одних верхняя часть, примерно до колен, была в редкую разноцветную полоску, низ же — в широ­кую поперечную. Особенно модны они были в 1860-70-х годах. У других полосы объ­единялись в повторяющиеся через опреде­ленный промежуток группы. Эти юбки рас­пространились несколько шире, но и им не удалось приобрести всеобщей симпатии, и какое-то время они оставались в первую очередь модной одеждой молодых. Длиннее был век клетчатых юбок, вероятно, поэто­му они лучше укоренились. При этом в на­роде различались более ранние ткани, где долевая и уточная нити, пересекаясь, обра­зовывали редкие кресты, и более поздние, уже действительно клетчатые. Особенно ха­рактерны такие юбки для Западной Эстонии.

Важную роль в национальных юбках иг­рала отделка подола. В старину низ юбки обшивали цветной, чаще всего красной тесьмой, сплетенной или связанной из шер­стяных ниток. Такая тесьма к тому же оберегала подол от обтрепывания. Праздничные юбки украшались богаче. Даже в первой половине XIX века традиционным нарядом невесты из приходов, со­средоточенных вокруг Вильянди, была красная юбка, украшенная по подолу мед­ными пронизками и оловянными бляшка­ми. На се­вере Эстонии, начиная с XVI—XVII вв., женщины украшали свои юбки-конверты вышивкой бисером и стеклярусом. В Се­верной и Центральной Эстонии XVIII века ярко-красные шерстяные юбки зажиточ­ных хуторянок украшались по подолу вы­шивкой из разноцветного бисера и различ­ной ширины серебряными и золотыми га­лунами. В этнографическом музее можно увидеть такие вышивки, как с геометриче­ским, так и с более поздним, примерно в конце XVIII века распространившимся цветочным узором. Такими расшитыми по­лосами украшались в основном одноцвет­ные юбки-конверты, как сшитые, так и несшитые. Пышные одноцветные и продольно — полосатые юбки украшались золотыми и серебряными галунами.

Особенно своеобразно были украшены юбки на островах Сааремаа и Муху. Сна­чала, как и на материке, низ юбки-конвер­та обшивался тесьмой. Позже тесьму заме­нили вотканными цветными полосками. Эти полоски постепенно расширялись, и к середине XIX века конверты сааремааских и мухумских женщин стали поперечно-по­лосатыми, но отделочную тесьму сохранили как поперечно -, так и продольно-полосатые юбки.

Юбки в народной одежде шились из пря­мых полотнищ, которые у пояса насбаривались или закладывались складками. При­чем на островах такие складки запрессо­вывались под горячими хлебами. Получа­лось нечто напоминающее современную плиссировку. В какой-то степени такие юб­ки были известны и на материке. Так во

торой половине XIX столетия в приходах Юри и Харью-Яани, что недалеко от Тал­лина, считалось хорошим тоном заглажи­вать складки так, чтобы их гребни были острыми, словно лист бумаги. Однотонные и поперечно-полосатые юбки были узкими, продольно-полосатые уже несколько шире, нередко с помощью упругой подбойки им придавалась форма колокола. Среди юбок этого типа особо выделялась старинная юб­ка из Мустъяла, имевшая твердую, сверну­тую жгутом подбойку, изогнутую так, что колокол юбки ниспадал четырьмя больши­ми фалдами. В основном же женщины ма­териковой части Эстонии в прошлом сто­летии носили свободно спадающие насборенные пышные юбки, хотя и здесь слегка заглаживались сборки на бедрах, чтобы линия получалась красивее. Там, где подол принято было расширять, иногда использо­вали проволоку или лозу. Кое-где одевали по нескольку юбок сразу. В качестве ниж­них юбок использовали старые, поношен­ные. Под влиянием городской моды стали ткать специальные нижние юбки, тоже по­лосатые, но беднее узором и красками, а в конце XIX века у хуторянок появились бе­лые, обшитые кружевом нижние юбки.

Обычно юбки эстонских национальных костюмов закреплялись на поясе, но встре­чаются и сарафаны. По типу эта одежда напоминает северо-русский закрытый сарафан-шушун и фактически является заимствованием. На Хийу и сааремааском полуострове Сырве, в приходах Ямая и Ансекюла юбки при­шивали к короткому лифу. Своим покроем, они напоминали господствующую в Европе начала XIX века моду в стиле ампир.     Од­нако, на самом деле этот вид юбок гораздо древнее, чем мода-ампир.

И наконец, с некоторой натяжкой к сара­фанам можно отнести платье-капот. Капот состоял из юбки в складку или сборку и верхней части с приталенным лифом и длинными рукавами. Платье-капот — это отзвук буржуазной моды 1850-60 гг., пе­риода кринолина позднего рококо. В одежде хуторянок Северной и Западной Эстонии оно появилось примерно в это же время. Иногда платья-капоты делали из покупной ткани, чаще же из поперечно-полосатой или клетчатой домотканины, что и прида­вало им своеобразие.

Что же касается длины, то старинные одноцветные юбки были короче, чем того требовала мода правящих классов. Да и продольно-полосатые юбки были умерен­ной длины, ходьбе они, во всяком случае, не мешали. Особенно короткие юбки но­сили в Мустъяласком приходе на Сааремаа и на Муху. Поперечно-полосатые и клетчатые юбки, которые шились с огляд­кой на городскую моду, стали гораздо длин­нее.

По древним народным традициям юбка считалась одеждой взрослой женщины. (Девочки до 14-15 лет обходились холщо­вой рубахой с пояском, в холодное время поверх нее надевалась верхняя одежда). Шерстяная юбка, тщательно выделанная и разукрашенная, была дорогой вещью. Ее берегли, передавали из поколения в поко­ление. Сразу после праздника нарядную юбку снова убирали в сундук или вешали в клеть, у плиссированной юбки вновь прометывали каждую складочку, а перед тем, как надеть, отпаривали ее под горя­чими хлебами.

Для работы ткались юбки попроще, часто пакляные, хотя случалось донашивать и старые выходные. Жены и дочери бедняков обходились пакляной юбкой и в праздник. Поскольку количество одежды служило признаком состоятельности, хуторяне, осо­бенно дочери зажиточных хозяев, стреми­лись приготовить в приданое как можно больше юбок. При этом старались приду­мать как можно больше разнообразных вариантов и комбинаций (особенно клет­чатых и полосатых), чтобы количество юбок сразу бросалось в глаза.

Айно Воольмаа, ст. научн. сотрудник

Оставьте комментарий